Гачуурт

Наскальные рисунки Гачуурта («Гачууртын амны хадны зураг») документированы в рамках исследований наскального искусства Монголии, совместно осуществляемых Центром палеоискусства Института Археологии РАН (руководитель Е. С. Леванова), Школой искусств и дизайна Монгольского государственного университета культуры и искусств (Монгол Улсын Соёл Урлагийн Их Сургууль, МУСУИС, руководитель Д. Уранчимэг) и Лабораторией RSSDA. Документирование скальной поверхности с наскальными изображениями общей площадью 9,15 кв.м выполнено 24 октября 2017 г. 

Местонахожение наскальных рисунков Гачуурт расположено в Монголии, в 19 км к запад-северо-западу от Улан-Батора, на территории, находящейся в административном подчинении г. Улан-Батор. Рисунки находятся на скальном обрыве восточной экспозиции правого (западного) борта долины р. Гачууртын-Гол, в 3,4 км к северу от моста в поселке Гачуурт. Доступ к памятнику не представляет трудности, но в периоды паводков может быть ограничен повышением уровня воды в р. Гачууртын-Гол. Рисунки выполнены природным пигментом (охрой) рыжего цвета. Возраст рисунков оценивается в 2500-3000 лет. 

Материал публикуется в рамках международного сотрудничества по проекту РФФИ 18-09-00691 «Без границ: наскальное искусство Монголии, Северного Китая, российского Дальнего Востока, Южной Кореи и Японии».

Гачуурт на карте Монголии. 

Варианты прорисовок, выполненных
Э. А. Новгородовой и В. В. Волковым.

Наскальные изображения Гачуурта впервые были описаны историко-культурной экспедицией под руководством С. В. Киселева в 1949 г. и в дальнейшем неоднократно изучались, документировались и интерпретировались монгольскими и советскими (а затем и российскими) исследователями. Документирование наскальных рисунков выполнялось В. В. Волковым способом глазомерной зарисовки и Э. А. Новгородовой методом калькирования с использованием подкраски контуров изображений графитовым карандашом и мелом.

Глазомерная зарисовка памятника В. В. Волковым (Волков 1967; 177) в целом геометрически корректна. Она не точна в деталях, но корректно отражает взаимное расположение рисунков Гачуурта. Прорисовка Э. А. Новгородовой (Новгородова 1984, 92) более детальна и содержит ряд изображений, отсутствующих на зарисовках В. В. Волкова. Однако кальки Э. А. Новгородовой при публикации были воспроизведены в зеркальном отображении, без выдерживания единого масштаба, в произвольной компоновке и с неверным взаимным расположением групп рисунков. В дальнейшем эта прорисовка была незначительно перерисована (уже в корректном отображении) и вновь опубликована, но теперь с неверной атрибуцией – как «наскальные рисунки Восточного Забайкалья» . При этом на той же странице были воспроизведены и старые варианты отдельных калек как в корректном так и в зеркальном отображении как «наскальные рисунки Центральной и Восточной Монолии» (Новгородова 1989, 250). 

Документирование наскальных рисунков

Наскальные рисунки Гачуурта относительно хорошо сохраннились. На памятнике совершенно отсутствуют посетительские надписи и лишь обводка контуров фигур карандашом – проявление «исследовательского вандализма» А. Э. Новгородовой – нарушает исходную конфигурацию рисунков. Рисунки защищены от воды деревянным козырьком, поэтому их почти не размыву дождевыми и талыми водами. Тем не менее, они постепенно деградируют под воздействием суточных перепадов температуры, прямых солнечных лучей и ветровой корразии – воздействия переносимых песчаных и пылеватых частиц в летнее время и снега в зимнее время. Поверхность скалы естественным образом загрязняется – и страдает при неосторожной очистке. Доступ к рисункам ничем не ограничен от прикосновений людей, стремящихся к ним прикоснуться.

 

Изучение фотографической текстуры трехмерных моделей показало, что состояние пигмента рисунков крайне затрудняет исследование и, в первую очередь, прорисовку изображений. С этой проблемой столкнулись и самые первые исследователи Гачуурта, оконтурившие нарисованные охрой фигуры мягким графитовым карандашом, зачастую — неверно. Этот метод, широко распространенный в прошлом, позволил Э. А. Новгородовой скопировать изображения на кальку, однако его применение нанесло существенный урон рисункам, так как удалить графит без повреждения пигмента практически невозможно.

Преобразования текстуры

Прорисовка наскальных изображений выполнялась методом трёхмерной векторизации непосредственно по фотографической текстуре (естественной и преобразованой) полигональной модели. Векторизация выполнялась замкнутыми сплайнами с переукладкой линии на поверхность модели, но без коррекции положения узлов. Результаты векторизации следуте считать предварительными, так как возможности преобразования фотографической текстуры еще не исчерпаны.

Результаты прорисовки наскальних рисунков Гачуурта по трехмерной модели с преобразованной текстурой.

Прорисовки В.В. Волкова и Э. А. Новгородовой в сопоставлении с наблюдаемой реальностью. Утраты показаны синим.

Сопоставление результатов векторизации с опубликованными прорисовками показывает, что за время, прошедшее со времени первых исследований, рисунки Гачуурта существенно деградировали. Так, в частности, была полностью утрачена группа рисунков в правой части памятника; предположительно это произошло при обрушении северной части скалы. Сохранившиеся рисунки обнаруживают существенную утрату пигмента, отдельные элементы уже не могут быть уверенно идентифицированы ни при непосредственном наблюдении, ни при изучении нормальной и преобразованной фотографической текстуры. Так, например, не наблюдается крестообразное заполнение одной из «оградок» в левой (южной) части панно, наблюдаемое на опубликованных прорисовках. От креста к настоящему времени сохранилась лишь правая часть горизонтальной перекладины. Практически утрачены и фигурки людей в правой верхней части скалы, где наблюдаются лишь отдельные неясные пятна. Основная причина ускорившегося разрушения рисунков – прикосновения посетителей, стремящихся потрогать древние изображения. 

В полевых работах принимали участие сотрудники Лаборатории RSSDA (руководитель Ю.М. Свойский, оператор С.В. Пешков) и МУСУИС (Б. Баяртур, П. Байгалмаа и Г. Амарсанаа). Материалы съемки обработаны сотрудникам Лаборатории RSSDA под общим руководством Е.В. Романенко. Отделльные этапы выполнялись С.В. Пешковым (предварительная обработка изображений), А.С. Пешковым (фотограмметрическое моделирование и текстурирование), Е.С. Конаковой, А.Д. Клейменовым, Д.Ю. Анисимовой (пост-фотограмметрическая обработка), В.Ю. Метельской (преобразования фотографических текстур), М.Л. Свойским (векторизация рисунков), М.Ю. Свойским (подготовка иллюстраций).

Публикации